Институт развития прессы, Институт развития прессы-Сибирь, институт прессы, ассоциация развития прессы, СМИ Сибири, пресса, журналистика, СМИ, массовые коммуникации, редактор, журналист, менеджер СМИ, информационная политика, региональная пресса, сибирская пресса, сибирские СМИ, пресса Сибири, региональные российские СМИ, СМИ малых городов, СМИ малых городов Сибири, газеты малых городов Сибири, региональные российские газеты, колонка сибирского наблюдателя, региональные новости, новости Сибирского региона, новости Западной Сибири, независимая пресса, свободная пресса, независимые СМИ, медиа-бизнес, медиа-рынок, медиа-новости, права человека, гражданская ответственность, гражданское общество, экономическая журналистика, экономическая самостоятельность, успех на малом медиа-рынке, школа экономической журналистики, гражданский форум, прозрачный город

→  форум
ИРП-Сибирь
Институт Развития Прессы-Сибирь
→  Редактору
→  Менеджеру
→  Журналисту
→  Дизайнеру
→  Онлайн-конференция
На главную
Обратная связь
Содержание сайта
Параллельная страна

В России растет разрыв между властной элитой и обществом. Практически страна разделилась на две неравные части. С одной стороны, это небольшая группа тех, в чьих руках сосредоточена верховная власть и управление основными финансовыми потоками, они живут своими внутренними интересами, почти не пересекаясь с проблемами страны. С другой стороны, это все остальное население, благоразумно лишенное элитой всех легальных рычагов влияния на государственную власть: свободного проведения митингов, демонстраций, забастовок, создания политических партий, участия в нефальсифицированных выборах. При этом элита быстро богатеет, а большинство населения неуклонно беднеет и не чувствует уверенности в завтрашнем дне. В этих условиях противостояние гражданского общества и власти становится все более жестким. И все менее цивилизованным. Неоспоримый приоритет в использовании нецивилизованных способов отстаивания своих интересов принадлежит власти, чьи представители почти поголовно вышли из спецслужб.

Неудобные журналисты

Среди тех, кто на собственной «шкуре» прочувствовал эту «защиту интересов», по давно сложившейся традиции много работников прессы. У России есть свой скорбный список журналистов, чья жизнь трагически оборвалась, как только их профессиональная деятельность стала мешать интересам элиты. Это Дмитрий Холодов, Лариса Юдина, Юрий Щекочихин, Анна Политковская и другие, всего за последние 15 лет в России было убито более 200 журналистов. К счастью, прошедший год не внес новые жертвы в этот длинный список. Но преследования журналистов продолжаются, правда, не в такой жестокой форме. Можно сказать, что борьба с неугодными журналистами стала более «гуманной», их не уничтожают, а попросту выдворяют из страны.

Перед самым Новым годом разразился скандал с журналисткой еженедельника «The New Times» Натальей Морарь. Морарь – гражданка Молдавии — страны, у которой с Россией безвизовый режим. Она уже шесть лет живет в Москве, закончила МГУ, работает в штате московского журнала, все документы у нее в порядке – есть и разрешение на работу, и временная регистрация в Москве. Но Наталья Морарь пишет о политике и о людях во власти, причем, вскрывает в своих статьях весьма нелицеприятные для последних факты. Так одна из ее последних публикаций – «»Черная касса» Кремля» — рассказывала о контроле со стороны Кремля за финансовыми потоками парламентской кампании. Ранее она писала об отмывании денег крупными российскими чиновниками через отечественные и зарубежные банки. В конце концов, терпение у фигурантов ее статей закончилось, и 16 декабря минувшего года Наталья Морарь была задержана в аэропорту

Домодедово, когда прилетела из командировки в Израиль. Журналистку отказались выпускать из здания аэропорта, ссылаясь на особое указание ФСБ. Ночь она провела в аэропорту, а утром была вынуждена за свой счет вылететь в Молдавию, так как в Россию ей въезд запретили.

В редакции журнала «The New Times», где работает журналистка, считают, что ФСБ таким образом отомстило журналистке за ее острые публикации. Вот как прокомментировал ситуацию с Морарь ее коллега Илья Барабанов: «Делом Наташи, как объяснили «The New Times» в ФСБ, занимается управление «К» Службы экономической безопасности России. Полное название этого ведомства — управление по контрразведывательному обеспечению кредитно-финансовой системы. Почему делом нашей журналистки занимается именно это ведомство, нам пока неизвестно. Единственное, что связывает Морарь с СЭБом ФСБ — имя руководителя этого ведомства, генерала Александра Бортникова, который был одним из главных фигурантов ее расследования о выводе крупными российскими чиновниками денег через российский банк ДИСКОНТ и австрийский Райффайзен».

Только через месяц – 17 января — Наталье Морарь предоставили официальное объяснение происшедшего: в консульстве России в Кишиневе ей выдали документ, где значилось: «Вам не разрешен въезд в Россию на основании пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года № 114 «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Пункт 1 статьи 27 этого закона гласит, что иностранному гражданину запрещен въезд в Россию, если «это необходимо в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения». (СМ. материал «The New Times» «Морарь национальной безопасности» ). То есть хрупкая 23-летняя Наташа признана угрозой безопасности и обороноспособности России.

Нацбол – это группа риска

Еще одна категория, наиболее уязвимая в плане «повышенного интереса» к себе со стороны власти, это политические и гражданские активисты. Среди них самого пристального внимания удостаиваются члены запрещенной Национал-большевистской партии (НБП). Немало нацболов получили тюремные сроки за акции гражданского сопротивления. Но самой трагической оказалась судьба 22-летнего нацбола Юрия Червочкина. 22 ноября прошлого года он был жестоко избит бейсбольными битами в подмосковном Серпухове и, пролежав в коме две недели, умер 10 декабря в НИИ им. Бурденко. За час до нападения, ставшего причиной его смерти, Червочкин позвонил в редакцию информагентства «Собкор.ru» и сообщил, что за ним следят четверо сотрудников подмосковного УБОП, которых он хорошо знал в лицо, так как они несколько раз принимали участие в его задержании. Нападение на Юрия Червочкина не было связанно с ограблением, так как выехавшие на место преступления оперативники установили, что при нем находились документы, деньги и сотовый телефон. В данный момент по делу об убийстве Юрия Червочкина ведется следствие, но такими медленными темпами, что его соратники настроены пессимистично, они считают, что истинные виновники избегут наказания.

А 5 января этого года во дворе своего дома была избита 17-летняя Мария Коледа – еще одна нацболка и активистка «Другой России». По рассказу Марии, двое неизвестных встретили ее вечером возле ее подъезда, спросили имя и избили. Нападающие, по словам пострадавшей, по описанию похожи на сотрудников одного из отделений столичного УБОП, с которыми ей и прежде приходилось сталкиваться. После происшествия Мария обратилась в травмпункт, где у нее были зафиксированы сотрясение головного мозга, многочисленные ушибы и перелом пальца. Пресс-секретарь Эдуарда Лимонова Александр Аверин считает, что нападение на девушку могло быть актом мести за участие в акции протеста против итогов выборов в Госдуму, которую нацболы провели 24 декабря у гостиницы «Мариотт-Аврора» в Москве, где поселились депутаты новой Госдумы. В тот день 4 активиста НБП приковали себя наручниками, заблокировав единственный выход из гостиницы, еще несколько нацболов развернули растяжку с лозунгом «Лжедепутаты, верните мандаты!», а двое других разбрасывали листовки с крыши отеля. Всех участников акции задержали, но за несовершеннолетнюю Марию Коледу поручился депутат от КПРФ, и она была отпущена.

Не согласен – в армию

И совсем уж многосерийная драма развернулась вокруг активиста оппозиционного движения «Оборона» Олега Козловского. Утром 20 декабря 2007 года молодой человек был задержан возле своего дома в Москве и доставлен в районный военкомат, где в спешном порядке его осмотрела медкомиссия, и он был призван на службу рядовым и доставлен в воинскую часть в Рязанскую область. Этот призыв в армию больше был похож на похищение, так как Козловскому не была вручена повестка, на осмотр он был доставлен принудительно, был лишен возможности принести медицинские документы, из которых следовало, что у него имеется серьезное заболевание системы кровообращения, сам осмотр проводился в спешке, без привлечения специалистов, без направления на дополнительное медицинское обследование. Кроме того, Козловский в период обучения в МГУ закончил военную кафедру и по окончании вуза ему было присвоено звание лейтенанта запаса, то есть призвать в армию его могли офицером, а не рядовым.

Лишь после того, как родители Олега Козловского обратились в «Комитет солдатских матерей» и к депутату Мосгордумы Сергею Митрохину и этой историей активно заинтересовались СМИ, Олега Козловского поместили в Рязанский военный госпиталь на обследование, в результате которого было вынесено заключение, что по состоянию здоровья он признан «ограниченно годным к военной службе» и отнесен к категории «В», то есть может быть призван в армию только в военное время. Еще через 2 недели диагноз рязанских врачей подтвердила военно-врачебная комиссия Московского военного округа, и то, по словам Марины Эдуардовны — матери Козловского, информацию о принятом решении удалось получить только после соответствующего запроса депутата Мосгордумы Сергея Митрохина, так как до этого родственникам отказывались сообщить о результатах комиссии. А спустя несколько дней из Рязани пришло известие о повторном медицинском освидетельствовании, которое Козловский должен будет пройти в военном госпитале №3 в Красногорске. Основанием для повторной комиссии стало отрицательное (а не положительное, как сообщили Митрохину) решение медиков 19 военно-врачебной комиссии. Депутат думает, что на медиков было оказано политическое давление.

Ситуацию с незаконным призывом Олега Козловского в армию прокомментировала активистка правозащитной организации «Legal Team» (команды правовой безопасности, состоящей из активистов-правозащитников) Валентина Чубарова: «На Олега было оказано давление как на самого незащищённого из лидеров «Другой России», но механизм, использованный при этом — отлаженный механизм произвола, не связанный непосредственно с политикой. Таким образом, тут две проблемы: одна — продолжение наступления на оппозицию, попытки запугать и нейтрализовать активистов; другая — призывной произвол, который царит повсюду и с которым тысячам людей, менее известным и имеющим меньшую поддержку, чем Козловский, чем Козловский, бороться почти невозможно».

Побоище в суде

Пока в госпиталях решалась судьба Олега Козловского, в Москве вокруг его имени разворачивались бурные события. 21 декабря — на следующий день после его незаконного призыва в армию – возле кинотеатра «Художественный» состоялся ранее разрешенный городскими властями пикет против итогов парламентских выборов, но тематика пикета поменялась – его участники держали плакаты и скандировали лозунги против незаконного призыва в армию активиста «Обороны». В результате из-за несанкционированной смены темы были задержаны несколько десятков человек, четверо из них оказались на скамье подсудимых. По решению Пресненского суда, состоявшегося 23 декабря, Екатерину Кушнир приговорили к штрафу в 2 тысячи рублей (ей инкриминировали неподчинение требованиям сотрудников милиции и участие в несанкционированном пикете), Сергей Константинов по тем же статьям был приговорен к 15-ти суткам ареста и штрафу в 1 тысячу рублей, а Дмитрий Константинов и Алексей Игнатенко осуждёны каждый на 10 суток административного ареста и штраф 1 тысячу рублей.

Сразу после оглашения приговора Сергей Константинов был жестоко избит сотрудниками милиции прямо в зале суда. Когда подсудимого вывели, он не мог идти. Константинова потащили по лестнице и затолкали в милицейский автобус, где продолжали жестоко избивать. После избиения Константинов был доставлен в 20-ю городскую больницу, где ему поставили диагноз — сотрясение мозга.

Там же — в зале Пресненского суда — были задержаны с применением силы еще четыре человека, присутствовавших на заседании в качестве слушателей: Мария Парамонова, Валентина Чубарова, Николай Зборошенко и Алексей Казаков. Во время суда над Дмитрием Константиновым от молодых людей потребовали выйти из зала. Они согласились сделать это, если заседание будет объявлено закрытым. В ответ судья Радионова вызвала милицию, и всех четверых увезли в Краснопресненское ОВД. Официальной причиной ареста стало оскорбление судьи. Задержанных в зале суда молодых людей продержали в ОВД около суток. На следующий вечер их отпустили под подписку о невыезде. Суд над ними должен был состояться 29 декабря.

Сначала арестованным в зале суда грозили уголовным делом, но одна из задержанных девушек – Валя Чубарова – оказалась дочерью известного сатирика Виктора Шендеровича, и тот, благодаря своей популярности, сумел подключить членов Общественной палаты и привлечь к этому делу внимание СМИ. Закончилось все мирно: про «уголовку» было вообще забыто, суд, назначенный на 29 декабря, не состоялся из-за допущенных в деле «процессуальных нарушений», а приговоренных ранее к административным срокам от 10 до 15 суток активистов кассационный суд 28 декабря отпустил из-под стражи домой, вернув их дело «на рассмотрение».

Непосредственная участница и «героиня» этих событий Валя Чубарова отреагировала на шум вокруг своего имени следующим образом: «Внимание СМИ нам очень помогло, так что грех жаловаться. Но, к сожалению, в СМИ было много грубых фактических ошибок по поводу произошедшего, и, что особенно плохо, внимание привлекалось не к факту произвола властей, в некотором смысле беспрецедентного в современной России, а к тому, что задержана дочка знаменитости. Очень жаль, что журналисты идут на поводу у любителей сенсаций и преподносят тревожные события в желтом стиле».



Можно еще много приводить примеров того, как власть неправовыми методами пытается расправиться с неугодными, с теми, кто выпадает из «послушного большинства» или просто попал под каток неуклюжей «государственной машины», но размеры статьи этого не позволяют. Кроме того, широкой общественности становятся известны лишь громкие истории и только в тех случаях, когда пострадавшие сумели найти выход в СМИ или обратились за помощью к правозащитникам. Большинство же таких историй не имеет широкой огласки. Впрочем, и описанных фактов достаточно, чтобы пришло понимание – это не отдельные нарушения некоторых недобросовестных работников на государственной службе — офицеров милиции, ФСБ, судей, военкомов, таможенников. Нет, это явление системное, это способ существования государства, в котором гражданин не является ценностью, и поэтому его можно ни за что избить, выслать, оштрафовать, дать тюремный срок, незаконно забрать в армию, даже убить, и виновные в этом не понесут наказания, потому что властная элита государства заинтересована только в сохранении любой ценой своей власти, а за безопасность и права обычных граждан никто не отвечает.

Долго продолжаться такое параллельное существование власти и народа не может. В конце концов, повсеместная незащищенность граждан и невозможность для народа контролировать и менять власть правовыми методами может вылиться в гражданскую войну. Уже сейчас самыми активными борцами с властью являются не демократы, а большевики-нацболы, то есть самые радикальные «борцы с режимом». Видя это, власть растит свои отряды «гражданской обороны» — «НАШИХ», «Мишек» и пр. Если две эти «молодецкие» силы схлестнутся, ситуация в стране может принять неуправляемый и кровавый оборот.

Источник: МОСТОК

вернуться к списку  |  комментарии 10/02/2008

Римма Поляк
Римма Поляк
главный редактор информационно-политического вестника «МОСТОК»
Посмотреть все
публикации автора

 

МартДизайн
Сделано в Cтудии МартДизайн
USSN: 5–365–17–08022005

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

20.02.2017 г. Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-Так-Так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранных агентов.

Фонд «Так-так-так» (как регистрант сайта sibirp.ru) обязан размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляет, что считает решение Минюста необоснованным и оспаривает его в суде.

ООО «Институт развития прессы-Сибирь» © 2017
© Фонд Так-так-так
Об использовании материалов
Адрес: 630087, г. Новосибирск, проспект К. Маркса, 30, офис 609.
Почтовый адрес: 630073, г. Новосибирск, а/я 207.
Телефон: (383) 346–50–10
E-mail: sibirp@sibirp.ru