Институт развития прессы, Институт развития прессы-Сибирь, институт прессы, ассоциация развития прессы, СМИ Сибири, пресса, журналистика, СМИ, массовые коммуникации, редактор, журналист, менеджер СМИ, информационная политика, региональная пресса, сибирская пресса, сибирские СМИ, пресса Сибири, региональные российские СМИ, СМИ малых городов, СМИ малых городов Сибири, газеты малых городов Сибири, региональные российские газеты, колонка сибирского наблюдателя, региональные новости, новости Сибирского региона, новости Западной Сибири, независимая пресса, свободная пресса, независимые СМИ, медиа-бизнес, медиа-рынок, медиа-новости, права человека, гражданская ответственность, гражданское общество, экономическая журналистика, экономическая самостоятельность, успех на малом медиа-рынке, школа экономической журналистики, гражданский форум, прозрачный город

→  форум
ИРП-Сибирь
Институт Развития Прессы-Сибирь
→  Редактору
→  Менеджеру
→  Журналисту
→  Дизайнеру
→  Онлайн-конференция
На главную
Обратная связь
Содержание сайта
Русбекистан?

Орган, создававшийся для защиты свободы слова, стал контрольным. Учредители от страха закрывают газеты, даже не дождавшись судебных решений. Журналисты разобщены и готовы обвинить друг друга в любом из смертных грехов. Цензура действует в ее классическом определении. Остается поменять Конституцию и закон о СМИ, чтобы ввести ее де-юре.

Статья о приближении атмосферного фронта называлась «Холода надвигаются с севера». 

— Что вы этим хотели сказать? — спросил редактора чиновник, в обязанности которого входила читка газетных страниц перед отправкой в типографию. — Это намек на наших северных соседей?

Заголовок над прогнозом погоды пришлось поменять.

Эта история, которую пять лет назад рассказал знакомый узбекский журналист, долгое время была моим любимым профессиональным анекдотом на семинарах для российских газетчиков. У молодых журналистов она вызывала восторг своей абсурдностью, опытные коллеги усмехались, вспоминая времена, которые давно прошли.

Казалось, что Главлит, цензура и прочие советские атрибуты никогда не вернутся в Россию. «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается» — это 29 статья Конституции РФ. «Цензура массовой информации, то есть …. наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, — не допускается» — это Закон РФ «О средствах массовой информации», статья 3. 

Но прошло немного времени, и скелеты в шкафах зашевелились.

Два года назад опросы показали, что подавляющее большинство россиян (до 70 процентов) выступают за введение в стране цензуры. Идеи, в такой степени овладевающие массами, способны материализоваться. Ползучее введение цензуры в 2006 подарило нам целый «букет» инструментов и намерений контроля за содержанием СМИ.

В стенах Министерства культуры и массовых коммуникаций проходят круглые столы, где открыто обсуждается необходимость узаконить этот антиконституционный институт. Еще дальше продвинулась вновь созданная Общественная палата. Председатель ее комиссии по коммуникациям, информационной политике и свободе слова СМИ Павел Гусев заявил, что комиссия будет контролировать издания, которые занимаются «антиобщественной деятельностью». Экспертиза может служить основанием для обращения в соответствующие органы с просьбой обратить внимание на деятельность «неблагонадежных» изданий.

Наверное, только авторы Закона о СМИ помнят теперь, что 15 лет назад регистрацией СМИ занимались региональные инспекции по защите свободы печати и массовой информации. Затем они были преобразованы в региональные подразделения Министерства по делам печати, телевидения и радиовещания. Административная реформа 2004 года добавила новый лингвистический поворот, и теперь регистрацией СМИ занимается Федеральная служба по контролю за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране духовного наследия (Росохранкультура).

Орган, создававшийся для защиты свободы слова, стал контрольным. Учредители от страха закрывают газеты, даже не дождавшись судебных решений. Журналисты разобщены и готовы обвинить друг друга в любом из смертных грехов. Цензура действует в ее классическом определении. Остается поменять Конституцию и закон о СМИ, чтобы ввести ее де-юре.

Это стало очевидно на фоне двух скандалов начала 2006 года: «карикатурного» и «шпионского».

По исламским странам прокатилась волна протестов против публикации датской газетой карикатур, изображавших Пророка Мухаммеда. Европейские газетчики посчитали давление мусульманского мира нарушением свободы слова, и ряд газет перепечатал эти карикатуры из солидарности.

Российская реакция была неожиданно яркой. После перепечатки карикатур учредителем была закрыта газета в северной Вологодской области. На диаметрально противоположном конце европейской части России, в Волгограде, муниципалитет после обращения регионального отделения «Единой России» закрыл принадлежавшую ему газету, напечатавшую совершенно безобидную и вовсе не датскую карикатуру. Интернет-издание «Газета.ру» получила предупреждение от Росохранкультуры за использование злополучных рисунков из датского издания для иллюстрирования материала о скандале. 10 марта в Барнауле проходит судебный процесс по иску Росохранкультуры, требующей ликвидировать местное информагентство «Банкфакс» за публикацию антимусульманского комментария одного из посетителей сайта.

Может быть, так мы демонстрируем свое трепетное отношение к различным конфессиям и пропагандируем религиозную терпимость, особенно в контексте переговоров с Ираном и ХАМАС? Тогда почему 26 февраля прокуратура г. Москвы выносит исполнительному директору общества «Мемориал» письменное предостережение «О недопустимости нарушения закона» за размещение на сайте организации экспертного заключения муфтия Азиатской части России Нафигуллы Аширова по четырем брошюрам запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир»? Эксперт посчитал что в указанных изданиях отсутствуют призывы к насилию, разжиганию межрелигиозной розни, ущемлению прав граждан по признаку отношения к религии, оскорбление религиозных чувств или человеческого достоинства представителей других конфессий, что, вероятно, расходится с официальной позицией властей, которые считают их распространение экстремистской деятельностью. А ведь именно борьбой с «Хизб ут-Тахрир» часто мотивируют свои жесткие действия власти Узбекистана, где и до андижанских событий погибших, пропавших и замученных полицией считали сотнями.

Развитие ситуации вокруг «Банкфакса» доказывает, что религия тут не причем. 10 марта, в день суда, в редакцию агентства обратились представители прокуратуры Железнодорожного района Барнаула. По их словам, туда поступило заявление группы граждан, называющих себя незарегистрированным общественным объединением «За честные выборы». Как пояснили в прокуратуре, в заявлении содержится претензия к тому, что в некой публикации агентства было употреблено слово «олигарх», по мнению авторов заявления, свидетельствующее о том, что данное СМИ занимается разжиганием социальной розни.

Не много ли чести оказано скромному провинциальному Интернет-ресурсу? Около года назад «Банкфакс» вместе с другим барнаульским СМИ отказался публиковать материалы, компрометирующие избранного от этого региона депутата Госдумы. Представители московских заказчиков компромата тогда, по словам одного из участников событий, заявили отказавшимся: «Мы ваш бизнес переедем». Сразу не получилось — сотни алтайских журналистов и их коллег из других регионов подписали обращение, осуждающее давление на СМИ. Сегодня это уже подзабылось, а предлог — более чем благовидный.

В 2004 году под обращением барнаульских журналистов подписались сотрудники и частных, и государственных СМИ. Прошел год — и участники форума «Журналисты — за нравственное общество», проведенного под эгидой Министерства культуры и массовых коммуникаций, всерьез обсуждают уже совершенно другого рода обращение к МВД с просьбой выделить в регионах следователей для борьбы с безнравственными СМИ.

А три газеты в Курской области публикуют материал, который нельзя квалифицировать иначе как донос на своих коллег. Частную газету «Эхо недели» из маленького Железногорска, выступавшую за проведение референдума о строительстве металлургического комбината в своем городе, обвинили в шпионаже и ни много ни мало — в подрыве экономической мощи России. Повод? Участие газеты в программе развития независимых СМИ, поддержанной британским правительственным фондом, сотрудники которого стали героями сюжета о «шпионских камнях».

Статья подписана в очень хорошо знакомом стиле 70-летней давности: рядом с именем и фамилией несуществующего жителя Железногорска значится «Ветеран труда». А само письмо озаглавлено: «Эхо чужих голосов».

Вам понятно, что этим хотели сказать?

Ссылки по теме:

http://www.oprf.ru/rus/
http://www.arpp.ru/content/view/12856/2/
http://www.izvestia.ru/world/article3066619
http://www.svobodanews.ru/Article/2006/03/10/20060310181029757.html
http://www.izvestia.ru/russia/article3077754
http://religion.sova-center.ru/events/13B7354/14343DB/6D87B70?print=on
http://xeno.sova-center.ru/45A2A1E/6F9239A?print=on
http://www.rian.ru/review/20060215/43562432.html
http://www.grani.ru/Politics/World/Europe/m.100963.html
http://echo.msk.ru/news/297348.html
http://www.newsru.com/russia/21feb2006/echo.html
http://www.press-attache.ru/Article.aspx/press/2048
http://www.memo.ru/2006/02/28/prokurat.htm

вернуться к списку  |  комментарии 15/03/2006

Дмитрий Мережко
Дмитрий Мережко
Директор Ассоциации независимых региональных издателей
Посмотреть все
публикации автора

 

МартДизайн
Сделано в Cтудии МартДизайн
USSN: 5–365–17–08022005

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru

20.02.2017 г. Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-Так-Так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранных агентов.

Фонд «Так-так-так» (как регистрант сайта sibirp.ru) обязан размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляет, что считает решение Минюста необоснованным и оспаривает его в суде.

ООО «Институт развития прессы-Сибирь» © 2017
© Фонд Так-так-так
Об использовании материалов
Адрес: 630087, г. Новосибирск, проспект К. Маркса, 30, офис 609.
Почтовый адрес: 630073, г. Новосибирск, а/я 207.
Телефон: (383) 346–50–10
E-mail: sibirp@sibirp.ru